Как ускорить развитие Северной Осетии: бизнес и труд


29 сентября, 15:51

Как ускорить развитие Северной Осетии: бизнес и труд

Аналитика


29 сентября, 15:51

Как ускорить развитие Северной Осетии: бизнес и труд

Как ускорить развитие Северной Осетии: бизнес и труд
Аналитика

Поддержка занятости населения и предпринимательства лежат в русле поднятия России из системного кризиса.

Проблема решается защитой внутреннего рынка от более дешевого импорта, поощрении перспективных профессий, оказании всемерной помощи малому и среднему бизнесу. Наиболее животрепещущая тема – вопрос с т.н. самозанятыми работниками, которые не платят налоги и взносы. Сегодня государство всячески пытается их вывести из тени. Все эти вопросы актуальны и для Северной Осетии.

За первое полугодие 2018 года республика Северная Осетия - Алания показала динамику экономических показателей по сравнению с тем же периодом 2017 года. Особенно отмечался почти двукратный рост строительства, индекс промпроизводства в обрабатывающих отраслях вырос на 3% и совсем неожиданный успех в выпуске мебели (плюс 32%). А вот сельское хозяйство подросло всего на 0,1% (на уровне статистической погрешности). Официальная среднемесячная заработная плата составила 26,5 рублей.

В Северной Осетии, как и в других регионах, действует система выделения гратов на открытие и поддержку своего дела. Так, начинающий фермер из села Хумалага Правобережного района получил из бюджета 1,1 млн рублей на закупку племенных коров, чтобы сформировать молочное стадо. Житель станицы Змейская Кировского района раньше занимался выращиванием птицы. Но дорогие корма, электричество, газ и препараты сделали невыгодным этот бизнес. В итоге он создал коровник, получил грант в 3 млн рублей и займется молочным скотоводством. Буренки не столь притязательны, питаются более дешевым сеном и силосом.

С начала года в Фонд поддержки предпринимательства Северной Осетии за консультациями обратилось более 2 тысяч человек. В основном люди интересовались изменениями в налоговом и трудовом законодательстве, предоставлением бухгалтерских услуг и привлечением кредитов, разработкой бизнес-планов. Одна из мер поддержки фонда – одобрение заявок безработных граждан для трудоустройства и предпринимательской деятельности. Выплата по такой программе составляет 200 тысяч рублей. В свою очередь республиканский Фонд микрофинансирования предоставляет займы малому бизнесу, которые вдвое ниже банковских продуктов. И хотя суммы небольшие, количество заявителей существенно превышает прошлогодний уровень.

Несмотря на определенный прогресс в деле господдержки предпринимательства и занятости Северную Осетию вряд ли можно назвать примером успеха. Во-первых, численность малых предприятий (юридических лиц) в 2017 году сократилась почти на полторы тысячи (3966 против 5308 в 2016-м). Количество работников за три года упало на 5,6 тысяч (21384 против 27000). Денежный оборот не меняется, зато инвестиции рухнули с 1,2 миллиарда до 500 миллионов рублей за три года. Также сокращается число крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ).

Кризис в экономике привел к тому, что 53% населения Северной Осетии получает менее 20 тысяч рублей в месяц. А это, как ни крути, бедность и нищета.  При этом среднедушевые доходы у 8% населения составляют до 7 тысяч, у 10% - 7-10 тысяч, 16% получают 10-14 тысяч, 19% - 14-19 тысяч. Официальных безработных в республике порядка 12%, что выше среднероссийского уровня.

***

Расписывать программы выхода из кризиса не имеет смысла в отдельно взятом регионе. До тех пор, пока не изменится вектор развития на федеральном уровне. Однако не вызывает сомнений один краеугольный тезис. Сегодня падение производства, его стагнация - есть главная опасность, мина под страной и условие поражения в новой Холодной войне. Поэтому России необходимо равенство условий конкуренции. В Европе или Китае себестоимость производства гораздо ниже, нежели в РФ. За рубежом государства оказывают помощь своим компаниям, выделяют крупные субсидии, обеспечивают низкие проценты по кредитам и налоговые льготы. Поэтому в РФ также должны быть либо аналогичные условия хозяйствования (наравне с демонополизацией и контролем энерготарифов), либо введение покровительственных таможенных пошлин. Такую политику проводит США, объявив мировую торговую войну, свои рынки активно защищают Европа, Япония и Китай.

Если Россия возьмет курс на экономический протекционизм, то сия мера в комплексе остальных окажет плодотворное воздействие на малый и средний бизнес и, как следствие, на занятость. Сегодня на ярмарках вакансий в той же Северной Осетии предлагают найти новую работу. Сотрудники кадровых служб представляют соискателям такие профессии, как торговый представитель, менеджер по продажам, оператор связи, повар, охранник, подсобный рабочий. Чаще всего на рынке труда требуются водители, слесари, электрики, грузчики, дворники, строительные рабочие. Имеется спрос на менеджеров, бухгалтеров, врачей. Казалось бы, выбирай, не хочу, но зарплаты низкие. При этом большинство ищущих работу мечтают о карьере чиновника.  Однако в ближайшие годы самыми перспективными станут профессии биоинженера, проектировщика «умной» среды, специалиста по робототехнике и кибербезопасности, инженера 3D-печати, специалиста по генной инженерии, биофармаколога.

Как видим, после «цифровых» самыми перспективными являются специальности на стыке биологии с другими науками. Появление профессии «биоинженер» в данном списке совсем не случайно. Уже сейчас все высокотехнологичное производство продуктов питания, медикаментов и прочее, так или иначе, связано с биотехнологическим процессом.

*

Сегодня значительная часть предпринимательства России и Северной Осетии работает в теневом секторе. Это так называемые неформально занятые, не платящие налоги и взносы в государственные фонды. Недавно в Госдуме предложили отбирать у них весь обнаруженный доход. Однако сей подход решили смягчить. В первом чтении принят закон, по которому доходы от реализации товаров, работ и услуг физлицам будут облагаться по ставке 4%, а юрлицам - 6%. При уклонении полагается штраф в 20% от полученной суммы, при повторном нарушении в размере всей суммы расчета.

Только по официальной статистке в России порядка 20 миллионов человек работает в теневом секторе. Автослесари, репетиторы, риэлторы, косметологи, строители-отделочники, ремонтники, мелкие торговцы – численность таковых по неофициальным данным уже превышает 30 миллионов. Они действительно нигде не зарегистрированы, не платят налоги и отчисления в государственные фонды, выдают зарплаты в конвертах (при наличии наемных работников).

Миллионы сограждан были бы рады работать легально, но они правы в одном: в условиях кризиса, постоянно меняющихся правил и правового беспредела, ухудшения уровня жизни и казнокрадства они не видят смысла делиться доходом с государством. К тому же большинство самозанятых имеют нерегулярные заработки, являются по сути безработными и вынуждены выживать в период острой нестабильности.

Недавний опрос показал, что 42% работающих россиян готовы получать «серую» зарплату, 36% отдали свои голоса в пользу «белой», остальные затруднились с ответом. Логика работодателей, заставляющих персонал делать выбор, понятна. На «белый» заработок ему придется начислять взносы в различные фонды, а это на 30% увеличивает расходы на зарплату. Конечно, любой предприниматель ищет пути сэкономить и удешевить свою деятельность, тем более в сложившихся условиях. В последние годы многие организации разорились, в том числе по вине непомерных налоговых поборов.

Возьмем пенсионное законодательство, которое весьма изменчиво. От него нет смысла рассчитывать на пенсию в старости. Несколько лет назад для назначения максимальной пенсии достаточно было получать в течение пяти лет зарплату выше среднеотраслевого уровня плюс стаж. Однако три года назад реформа перечеркнула накопленные пенсионные права – все превратилось в баллы. Никто благоприятных перемен не ждет. Поэтому большинство предпочитает серую зарплату, но большую, чем белую, но меньшую.

Сегодня рычагов борьбы с теневыми доходами практически не существует. Госинспекция труда контролирует только выплату официальной заработной платы и готово вступиться за права работников, если им задержали выплату, урезали и так далее. Более активную деятельность по противодействию теневой занятости ведут сотрудники налоговой службы. В отчетах работодателей они отслеживают размеры выплачиваемого заработка. И если цифры окажутся ниже минимальной зарплаты по региону, руководителя такой организации вызовут в инспекцию. Однако доказать факт выплаты дохода в конверте практически невозможно. Директор сошлется на тяжелую экономическую ситуацию – дескать, больше платить фирма не может. Максимум, что его ожидает – предписание с рекомендацией повысить зарплату выше МРОТ.


Комментарии для сайта Cackle
Предложить новость
lada экстрим

Топ 100 самых красивых женщин Осетии

Недавние комментарии



Мобильный кинотеатр SN
Территория мебели
Говорящие игрушки из Северной Осетии помогают детям развивать речь

Бык на вилке

Милана Томаева