13 июня, 18:22

«Ребёнка из меня вырезали по частям»: где на Кавказе делают криминальные аборты


Общество


13 июня, 18:22

«Ребёнка из меня вырезали по частям»: где на Кавказе делают криминальные аборты

Розе 29 лет. У нее пятеро детей.


Два года назад от Розы ушел муж. О нем женщина говорит неохотно и равнодушно – ушел и ушел, алименты не платит, детьми не интересуется. Поворачиваться лицом к камере Роза боится. О ее положении не знали ни родители, ни муж. А если бы и узнали, то она сослалась бы на выкидыш. 


Роза была на шестом месяце беременности: живот уже округлился, а малыш только начал толкаться. Был ли это мальчик или девочка – Роза так и не узнала. Да и не хотела знать. Она едва справлялась с пятью, как тут рожать шестого? Женщина нигде не работает, семья живет лишь на детское пособие. Прерывать беременность было поздно - по закону это можно делать только при сроке до 12 недель. Но подруги подсказали выход и помогли найти гинеколога в кабардино-балкарском городе Баксане, который берется за подобные операции.


"Куда бы ты ни обратился - все его знают, в любом городе. Даже 4-5 месяцев - никто не возьмется, и сразу говорят: "Это не к нам, мы этого не делаем". И сразу же к нему отправляют. Весь Баксанский район знает о том, что он делает. У него две медсестры специальные есть. Ставка идет от 25 до 50 тысяч, и зависит все от срока", - рассказывает Роза.


Женщина поехала в Баксан. Врач не отказал: осмотрел, сделал УЗИ, написал на листочке сумму - 25 тысяч. После оплаты проводил в небольшой кабинет, вколол обезболивающее. Роза слышала, как внутри нее ломаются маленькие кости.


"Ребенка он разделывает на запчасти прямо в тебе. И по частям он все чистит. И он все это бросает ведро. Процесс проходит довольно быстро – 20 минут. После этого он ведет тебя в палату, где нет ни одной души. Там тоже полежишь 10-15 минут. Он пропишет лекарства. Также предлагает свои услуги, чтобы быть снова, как девочка. И отпускает, - вспоминает Роза. - И при мне обращались многие. И я за кем-то была, и за мной были девочки в тот день".


***

Подпольный абортарий, куда обращалась Роза, находится прямо на территории Баксанского роддома. Я поднимаюсь на третий этаж по мрачным больничным лестницам. Дверных табличек нет. Останавливаю санитарку и называю имя гинеколога. Она кричит в другой конец коридора.


Меня встречает приятный мужчина низкого роста лет шестидесяти. Квалифицированный врач. Почему-то он провожает меня не в кабинет, а сразу в палату, о которой, скорее всего, и рассказывала Роза. Очутившись здесь, поневоле начинаешь ощущать себя преступником. Я рассказываю доктору подготовленную легенду: мол, проблема у младшей сестры - она встречалась с парнем, который оказался женат.


- А какой у нее срок?

- Срок большой. Почти 5 месяцев. Мы бы хотели сделать аборт. Я слышала, что сюда можно обратиться.

- Это-то я понял, когда ты начала. Но без осмотра я не могу ничего сказать. Потому что говорят одно, а когда я начинаю смотреть, бывает другое. Завтра утром приведи, я ее посмотрю.

- Вы меня сориентируете по цене?

- Ты можешь разговаривать о покупке платья, не увидев платье? У вас где-то 20 недель. Тут, наверное, и аборт уже поздно делать. Но давайте сначала проведем осмотр.


***

По статистике, в России всего лишь 2% женщин до 40 лет не делали аборт. Ежегодно в мире прерывают беременность около 50 миллионов женщин. 


"Самым травматичным прерыванием беременности является хирургический аборт. И риск возникновения послеабортных осложнений зависит от срока беременности. То есть чем больше срок, тем выше вероятность осложнения", - прокомментировала врач-гинеколог Диана Дзанаева.


За плечами у Дзанаевой - 20-летний опыт работы, но от абортов врач отказалась уже давно. Говорит, что никого осуждать не может - обстоятельства бывают разные, но и грех на душу брать не хочется. Есть и более радикальная позиция. 


Общероссийское движение "Pro-life" выступает за полный запрет абортов на законодательном уровне. Ирина Борс из Ставрополя состоит в движении уже более пяти лет: девушка отговаривает беременных от внутриутробного убийства.


"Только за один год мне удалось спасти жизни ста двух малышей. Теперь же их просто не сосчитать. Мне каждый день на горячую линию звонят по 2-3 женщины из разных уголков Северного Кавказа, желающие сделать аборт. Не могу сказать, откуда больше. Причины у всех разные: кого-то бросил парень, у кого-то родители не принимают, кто-то боится позора, а кто-то просто не готов. Но ни одна причина не оправдает смерть ребенка. Я им, конечно, советую рожать, и оставить ребенка в роддоме, потому что за такими малышами очередь. Некоторым легче убить ребенка, чем подарить ему жизнь и дать возможность воспитываться в семье, которая давно его ждет", - рассказывает Ирина. 

Активисты выделяют три основных категории девушек, с которыми они работают. Первая категория – это подростки, которые не готовы к последствиям незапланированной беременности. Вторая - взрослые женщины, которые собираются на аборт, и их нужно любыми способами отговорить от убийства. Очень часто женщины звонят и благодарят за то, что их остановили. И третий тип женщин – это те, которые уже сделали аборт. Душевные муки они порой испытывают до конца жизни. 


***

Сейчас Роза снова беременна. Срок - семь месяцев. Женщина вновь отправилась в Баксан. Но в больнице шла проверка, и врач приостановил нелегальный прием. Роза решила оставить малыша в роддоме. Надеется, что ребенок попадет в хорошую семью.


Комментарии для сайта Cackle

Без комментариев

Невеста на гироскутере из Дербента покоряет соцсети

Опросник

Как вы планируете обеспечить свою старость?

Рассчитываю на государственную пенсию
Планирую вкладывать деньги в развитие собственного бизнеса
Собираюсь заключить договор с частным пенсионным фондом
Буду откладывать деньги
Рассчитываю на поддержку детей
Все результаты


lada экстрим

Недавние комментарии



Бык на вилке

Милана Томаева