Я/МЫ Роман Новак. Судьба предпринимателя


14 мая, 22:42

Я/МЫ Роман Новак. Судьба предпринимателя

14 мая, 22:42

Я/МЫ Роман Новак. Судьба предпринимателя

Я/МЫ Роман Новак. Судьба предпринимателя
Герои интернета

Частное предпринимательство в России – занятие откровенно рискованное. Слишком часто бизнесмены оказываются под прессингом крупных корпораций и государственных контролирующих служб, слишком часто развитие бизнеса обрывается огульным обвинением в якобы нарушении закона. Глядя на судьбу предпринимателя Романа Новака, человека инициативного и неравнодушного, мы можем убедиться в том, каким опасностям подвергаются те, кто ведет дела в России, не имея отношения к правящим бал мафиозным кланам. Один из первых разработчиков криптовалютных проектов, инициатор ЗОЖ-программы «Спорт в народ» Роман Новак, также известный, как Роман Царев, сейчас находится в следственном изоляторе, обвиненный в мошенничестве по статье 159 УК РФ. Публикуя это интервью с ним, мы выступаем в его защиту и в защиту всего малого предпринимательства нашей страны.

 

- Расскажите, был хоть малейший повод привлечь вас именно по этой статье, или это – фантазии правоохранителей?

- Если, как говорится, глубоко копать, то можно, наверное, притянуть к делу всякие глупости, которыми я занимался в юности. Но во-первых, это все равно было не мошенничество, а во-вторых, мне тогда было лет 19. Я зарабатывал деньги на посреднических услугах в получении прав, военных билетов, номеров и прочей ерунды. Тут я даже не буду спорить, услышав, что этим заниматься было не нужно. Молодой и глупый был, наделал себе кучу проблем. В конце концов понял, что эта дорожка ведет куда-то не туда, и просто не нашёл лучшего выхода чем «уйти в подполье». А чтобы окончательно этот кусок своей биографии отрезать, - решил сменить фамилию. Был Роман Яворский, - стал Роман Царев, мамину взял. Так что эти грехи юности остались далеко в прошлом, в них, можно сказать, совсем другой человек виноват, его даже звали иначе.

- То есть как Царев вы были уже легальным, законопослушным бизнесменом?

- Не то слово! Тут я уже взялся за ум, зарегистрировал официальное юридическое лицо – «Царев Групп». Появились интересные проекты, в том числе – социально значимый проект «Спарк». Это был такой «самоспас» для автомобилистов, попавших в беду – сервис эвакуации автомобилей, но реализованный по тому принципу, на котором работает Uber.

Но «Спарк» был не главным. Это было время, когда только-только заиграла тема с криптовалютами. И мы, - с той же командой, которая разрабатывала «Спарк», - взялись разрабатывать собственный криптовалютный проект SayDo. Создали прототип биржи, разработали дизайн, планы были очень большие на него. Ну, и поддержка тоже была большая – крупные инвесторы, грант от Сколково, инвестиции от AltaIR Capital и так далее. Но тут грянул валютный кризис в России и в 2014 году нам сказали, что больше финансировать разработки не будут. Какое то время я носился по другим фондам, искал бизнес-ангелов, но ничего не смог найти и фирма «Царев Групп» просто развалилась. Остались долги по зарплатам, аренде и прочему. Своих финансов у меня не было и отдавать деньги я не мог. Частично продал технику, рассчитал, кого смог, и забил вообще на свои «бизнесы». Можно сказать, почти чисто вышел из ситуации, но после этого в Интернете появились отзывы про «Царёв Групп» и невыплаты зарплат. Было очень досадно, - я же ни в чем не виноват!

- Был еще автомобильный проект…

- Да, было еще представительство компании Zenvo, производителя суперкаров. Отличные автомобили, можно сказать, живая легенда авторынка. Это был проект Вадима Абрамова – того, который владелец компании «Высококачественные автомобильные дороги». Стартовали мы в конце 2015-го просто роскошно – хороший бюджет, офис на полтораста квадратных метров в бизнес-центре «Атлантик-сити», девушек-дистрибьютерш я нанял таких красивых – глазам больно было! Но к сожалению, с Вадимом Абрамовым мы не ужились, он очень тяжелый человек. Понимаете, Zenvo – это в среднем 15 автомобилей в год на весь мир. Обеспечить хотя бы одну продажу – это уже подвиг. А Абрамов хотел, чтобы было несколько в год. В общем, мы с ним друг друга не поняли, особенно на этапе, когда он потребовал от меня вернуть все до копейки деньги, вложенные в представительство. А это – несколько миллионов невозвратных потерь, компенсировать которые мне было не из чего. В общем, расстались мы с ним нехорошо. Впрочем, я об этом даже не жалею.

- А спортивный проект?

- Это была одна из самых удачных идей. «Спорт в народ» должен был стать главным спортивным проектом страны. Мы с моей супругой Аней придумали его летом 2017-го. Тогда был в большой моде марафон «Бешеная сушка», но он был очень жестким. Мы решили сделать более мягкую версию для тех, кто по разным причинам не может заниматься в зале, - либо, используя собственный вес, либо - если это мамы, - то с детьми.

Мы начали собирать тренеров среди друзей что бы они написали программы тренировок, знакомых диетологов для составления программ питания, делать сайт и приложение. Привлекли тренера Валентина Трухина, - он очень крутой и как спортсмен, и как учитель, - диетолога Лену Григорьеву. Сервис был бесплатный, мы планировали монетизировать его через рекламу партнёрок внутри приложения. Появился спонсор, вложил серьезные деньги, мы привлекли певца Алексея Воробьева как лицо проекта, пообещали огромные призы и начали собирать деньги. Но произошла откровенная неудача: на проект пришло всего 300 человек, а затрат с призами было на 20 000 000 рублей. Спонсор нас бросил, так что я переоформил фирму на себя. Мы начали выплачивать долги по призам и делать возвраты тем, кто отказался от участия, - я для этого продал две квартиры, машину и так далее, - провели ребрендинг. Но тут пошел «наезд» от Воробьева и от бывшего инвестора, - они не хотели отвечать за долги по призам и перевесили на меня всю ответственность. В результате мне пришлось оставить проект.

- Неприятный финал…

- Да, но как раз в это время возникла возможность возвращения к криптовалюте и восстановления SayDo. Но когда мы стали обрастать новыми сотрудниками, мы поняли, что сильные разработчики к нам не идут из за моего бэкграунда. Тогда я перестал называть всем свою фамилию Царев, а стал говорить фамилию дедушки, - так и появился Новак Роман. После этого мы без всяких проблем получали сильных разрабов в команду. Мы спокойно работали, делали продукт, нашли инвесторов, причем как-то сразу с ними наладились почти семейные отношения.

Параллельно мы делали проект Baggless, позволявший бронировать туристическое снаряжение. Очень перспективный в свете бурного развития туристической отрасли. И дорогой. Очень близкий по структуре проект на Западе поднял более 30 миллионов долларов, так что мы надеялись на хорошую прибыль.

- Но почему все так печально закончилось?

- Наверное, виноват в этом я сам. Недостаточно наладил коммуникацию с инвесторами, хотя, как мне казалось, все было хорошо. В результате возникло недопонимание относительно стоимости проектов и обращения средств. А поскольку за мной тянулся не очень хороший информационный след, я был с самого начала под подозрением. В общем, в моих действиях усмотрели какую-то корысть, упрекнули меня в том, что я якобы украл три с половиной миллиона рублей. Они на самом деле ушли на нужды команды, но поскольку я это не документировал, то получилось, что как будто и правда, украл. Потом вяснилось, что у меня меньше сотрудников, чем я рассказывал, - но это ведь тоже не грех! Все так делают, чтобы иметь хоть какой-то запас средств, далеко не обязательно ставить об этом в известность инвесторов! В общем, дальше было обвинение в мошенничестве, и вот я в СИЗО. Но, думаю, что это не надолго.

- Откуда такая уверенность?

- Думаю, мы договоримся с моими обвинителями. Я все-таки собрал неплохую команду специалистов-компьютерщиков, умеющих работать не только с криптовалютой. Так что если все пойдет не так, как хотелось бы, у меня будут козыри в рукаве. Информация, которой бывшим инвесторам не захочется делиться с общественностью. Я, конечно, не ангел, но и они – тоже. А у моих сотрудников есть доступы к их электронным почтовым ящикам, папкам в облачных сервисах и так далее. Так что я рассчитываю поменяться: моя свобода в обмен на неприкосновенность их грязного белья.

- И что можно сделать с такой информацией?

- Да все, что угодно. Запустить статьи в СМИ о самих наших бывших инвесторах и их компаниях, о том, с кем они спят и с кем они пьют, кого «крышуют», и кому дают взятки, о том, чем они занимались в 90-е. Люди ведь очень неосторожны, и хранят в электронных почтовых ящиках такие письма, что лучше бы их было хранить в сейфе. А «Новая Газета», «Медуза», «Слон» такие статьи возьмут с радостью. Не говоря уже о телеграмм-каналах.

Можно пройтись по сети и оставить столько негативных отзывов об их компаниях, что никто и никогда не пойдет к ним работать, никто и никогда не даст им выиграть тендер. Тут, конечно, моей команде придется поработать вручную, но важно всем рассказать, что отзывы оставляет программа, - так звучит внушительнее и отбивает охоту пытаться бороться с потоком негатива. Наконец, никто не отменял отправку писем почтой России. Банальных бумажных писем партнерам и близким тех, кто меня сюда засадил. Думаю, им будет «приятно» получить такую корреспонденцию. В этот момент уже будет все равно, что – правда, а что мы додумали и сочинили, главное – эффект! В общем, спектр действий достаточно широк. Если все это донести правильно, - обмен определенно состоится, и я выйду на свободу в день суда. Потому что я не считаю себя виновным решительно ни в чем.

- Искренне желаем вам успеха! Последний вопрос: чем вы займетесь, выйдя на свободу?

- Продолжу свое дело, разумеется. Найду инвесторов и снова займусь криптовалютой. 


Комментарии для сайта Cackle
Предложить новость

Топ 100 самых красивых женщин Осетии


lada экстрим

Топ 100 самых красивых женщин Осетии

Недавние комментарии



Мобильный кинотеатр SN
Территория мебели
Говорящие игрушки из Северной Осетии помогают детям развивать речь

Бык на вилке

Милана Томаева